Samoed - ПОВЕДЕНИЕ СОБАКИ И ЕЕ НАКЛОННОСТИ, ЧУЖАЯ СОБАКА
ПОВЕДЕНИЕ СОБАКИ И ЕЕ НАКЛОННОСТИ, ЧУЖАЯ СОБАКА

Вы вошли как Гость · Группа  "Гости" · RSS

Понедельник, 05.12.2016, 21:37













\

ПОВЕДЕНИЕ СОБАКИ И ЕЕ НАКЛОННОСТИ

195. На успехи в воспитании собаки мы можем рассчитывать только в том случае, если хорошо знаем особенности ее совсем другого в сравнении с нашим поведения и учитываем ее врожденные наклонности.
Собака смотрит на мир исключительно со своей колокольни, она «особачивает» его. Хозяин для нее — не человек, а собака-вожак. Если мы будем оценивать ее поступки по нашей шкале ценностей, приписывать ей людские чувства и мотивы, а может быть, даже ожидать от нее нечто вроде человеческой логики, мы совершим грубую ошибку, которая вредно скажется на наших взаимоотношениях.

196. В основе большинства реакций собаки лежат рефлексы и инстинкты.
Если мы знаем, как себя поведет наша собака в том или ином случае, каких инстинктивных действий мы вправе от нее ожидать, то мы сможем с успехом использовать это как в воспитательной работе, так и в дружественных отношениях с животным.

197. Несмотря на все рефлекторные и инстинктивные поступки, мы никогда не должны забывать, что у собаки тоже вроде бы есть душа.
Кому доводилось дружить с собакой, тому знакомы случаи выражения чувств, которые, вне всякого сомнения, есть нечто большее, чем простые рефлексы или инстинктивные действия. Многие собаки чувствуют сиюминутное настроение своего хозяина, хотя оно внешне никак не проявляется, и реагируют на него тоже часто всего лишь едва уловимым, деликатным жестом, который как раз мы обязаны заметить и понять.

198. Напрасно предполагать, что собака знает разницу между «хорошо» и «плохо» в человеческом понимании.
Она различает только «можно» и «нельзя». На осознании этой простой истины мы и должны строить свою воспитательную работу. Кто наказывает свою собаку за то, что она, по человеческим понятиям, совершила дурной поступок, тот впадает в грех очеловечивания животного. Прежде надо сделать так, чтобы этот поступок вошел в число уже известных собаке запретов.

199. Мы должны раз и навсегда усвоить, что собака не понимает нашего языка.
Она, вероятно, воспринимает соответствующую интонацию. Однако этого ей достаточно, чтобы понимать наши намерения и желания, если мы слова подкрепляем жестами. Собака обладает обостренным

восприятием нашего языка жестов. Движения рук и тела, мимика и выражение глаз, осанка и все, что мы обычно неосознанно привязываем к слову, она истолковывает правильно. Интонация нашей речи сообщает ей точно, идет ли дело о приказании, порицании или одобрении.

200. Мы должны научиться понимать язык собаки — ее лай, рычание, скуление и вой.
О приходе члена семьи или чужого человека, о своем желании заполучить лакомый кусок, о готовности к обороне или нападению, о затаившейся дичи или о том, что подстреленная дичь найдена, о чувствах боли, отвращения и страха — обо всем этом и еще о многом другом сообщает собака по-разному на своем языке. С течением времени мы научимся правильно понимать эти звуковые сигналы. Тогда, даже не видя свою собаку, мы будем знать, что ее занимает и тревожит. Знание собачьего языка особенно важно для владельцев караульных и охотничьих собак.

201. Говоря об органах чувств собаки, мы постоянно должны иметь в виду, что нос и уши играют в ее жизни решающую роль.
Видят собаки чаще всего плохо, слабо ощущают и плохо различают вкус. Зато обоняние собаки острее человеческого

примерно в 48 раз, а слух лучше нашего раз в 16. С помощью зрения и осязания мы постигаем окружающий нас мир, собака воссоздает его образ при помощи обоняния и слуха. Получается, что собака живет совсем в другом мире, чем мы. Самое сильное влияние на ее поведение оказывают запахи.

202. Нельзя надеяться на то, что на большом расстоянии наша собака узнает в нас своего хозяина.
Маленькая собака, например такса, уже на расстоянии в 20-30 м затрудняется определить, кто приближается к ней — чужой или ее хозяин (естественно, если ветер не доносит до животного запах приближающегося человека).
О том, что это так, свидетельствует чередование приветственных помахиваний хвостом с недоверчивым ворчанием. Острота зрения различна как у отдельных особей, так и у разных пород. Высшее достижение собаки в узнавании неподвижно стоящего человека — предел в 110 м, движущегося — не превышает 150 м (д-р Фридо Шмидт).

203. Многие поступки нашей собаки становятся нам понятны только тогда, когда мы вспоминаем о том, что она животное стайное.
Стремление к контакту с человеком, отвращение к одиночеству, готовность защищать всех членов семьи от посторонних лиц, недо-
верчивое или враждебное отношение к незнакомым визитерам и радостная церемония приветствия, когда войдет кто-либо из домочадцев, — все это суть обычаи стаи. Мы обязаны с ними считаться, однако придать им с помощью воспитательных мер пристойную, приемлемую форму.

204. Для правильно воспитанной собаки «территория стаи» должна совпадать с «владениями» хозяина и его семьи.
Комната, квартира, дом, двор или сад могут быть той самой территорией стаи. Это пространство собака считает своим и, следовательно, готова его защищать. Она регулярно обходит свои суверенные владения караулом, прячет или закапывает здесь кости , терпит (иногда!) в качестве члена стаи домашнюю кошку и устанавливает границы территории своей стаи, оставляя пахучие метки на деревьях, камнях, заборах, столбах, углах строений и прочем. Таким путем она предупреждает других собак, что это ее суверенные владения, которые она в случае необходимости будет обязана защищать.

205. Разлука со «стаей» причиняет боль. Мы никогда не должны об этом забывать.
Щенок, вырванный нами из своей собачьей семьи, бывает вначале несчастлив. Но особенно переживает смену владельца в результате купли-продажи собака постарше, пока она не почувствует себя полноправным членом новой стаи. Если мы привяжем где-нибудь свою еще не приученную к этому собаку и удалимся, то она, как правило, начнет выть или скулить, так как будет чувствовать себя выброшенной из стаи. Даже когда во время прогулки члены семьи вдруг расходятся в разные стороны, то есть распадается стая, для гуляющей без поводка собаки может возникнуть конфликтная ситуация, за кем она должна следовать. Рекомендуется одному из партнеров взять собаку на поводок и подождать, пока другой скроется из виду.

206. О душевном состоянии собаки и ее намерениях мы можем в большинстве случаев судить по принятой ею позе.
Вертикально поставленный хвост, навостренные уши, вздыбленная на загривке шерсть, поднятая голова — это «поза превосходства», с которой собака встречает неизвестного или враждебного ей сородича. Однако если она наклонила голову вперед, заложила уши вдоль затылка, а хвост держит опущенным вниз, значит, она отказывается от борьбы и заранее признает себя побежденной. Точно так же ведет себя поверженная в драке или оказавшаяся более слабой особь, после чего собака, взявшая верх, сразу же оставляет ее в покое. Эта «поза покорности» может зайти так далеко, что животное опрокидывается на спину, так поступают преимущественно молодые собаки. Некоторые взрослые собаки, главным образом таксы, тоже принимают эту позу, когда демонстрируют полное подчинение своему хозяину или просят, чтобы с ними поиграли.

207. Собачий хвост — это барометр ее настроения.
Зажатый между ногами хвост передает ощущение враждебности, опасности. Хвост, свисающий неподвижно, свидетельствует о недоумении, растерянности. Если хвост вытянут горизонтально, следует ожидать быстрой смены настроения в ту или иную сторону. Робкие помахивания хвостом — горизонт проясняется. Движение

хвоста резко участилось — погода отличная, на небе ни облачка. Амплитуда достигла своего предела, виляет уже вся задняя часть тела — верх блаженства, рай на земле: идет хозяин.

208. Если поза собаки выдает ее агрессивные намерения, мы должны, медленно пятясь, отступить.
Задом, чтобы не спускать с собаки глаз, что, как правило, мешает ей ринуться в атаку; медленно, чтобы не разбудить в ней врожденный инстинкт преследования. Обороняться бессмысленно. Человеку нечего противопоставить острым зубам даже сравнительно небольшой собаки. Совать руку в открытую пасть предоставим отважным полицейским. Если мы загнали собаку в тупик или нарушили «дистанцию бегства», то тем самым мы лишили ее возможности отступить и по сути вынудили к нападению.

209. Нам придется мириться с тем, что, когда у кобеля или суки пробуждается половой инстинкт, наш друг или наша подруга превращаются на время в «диких зверей».
Воспитание, дрессировка, бдительность, осторожность и многое другое отбрасывается в сторону, и на первый план выступает инстинкт продолжения рода. Этот самый главный инстинкт всех живых существ мы обязаны уважать. Пожалуй, мы можем в эти критические дни и недели посадить нашу собаку под замок, а гулять с ней только на поводке, что часто оказывается целесообразно или даже необходимо. Однако было бы непростительной ошибкой наказывать собаку за поступки, причиной которых стала «собачья любовь».

210. Мы должны по возможности оберегать нашу собаку от психических расстройств.
Распад семьи, ссоры между супругами, отсутствие покоя и беспорядок,

непрерывные хлопоты по домашнему хозяйству, плач, гвалт, гулянки — все это наша собака чувствует и на все реагирует. Такая странная стая нервирует собаку. У многих городских собак наблюдаются неврозы.

211. Хозяин и собака должны быть похожи.
Это изречение не следует понимать буквально, потому что оно не вместило в себя понятие «родство душ». Примеры нам скажут больше: охотник и охотничья собака, полицейский и овчарка, кинодива и афганская борзая, монах и сенбернар, пожилая дама и мальтийская болонка, мясник и дог, спортсмен и терьер. Противоположность собственному «я» выбирается чаще всего из тщеславия или желания хотя бы с помощью собаки обратить на себя внимание, часто также из-за комплекса собственной неполноценности или из-за ложного аристократизма, который не признается окружающими, за что потом придется расплачиваться собаке. Во всех этих случаях мы можем в равной мере пожалеть и хозяина, и собаку

212. Игровой инстинкт присущ любой собаке, и мы не вправе этим пренебрегать.
Только игрушками — мячом и кисточкой из литой резины  — потребность в игре не удовлетворить. Собака хочет также поиграть с хозяином — вожаком стаи. Особенно ей нравится гоняться друг за другом, а еще снова и снова приносить хоть сто раз брошенную нами палку. Правда, отдает она ее неохотно, вот тут мы и должны научить ее выполнять команду «Дай». Ни в коем случае нельзя бросать собаке камни, она может ими повредить себе зубы. Необходимо, и почаще, предоставлять нашей собаке возможность поиграть со своими сородичами.

213. Мы должны самым решительным образом пресекать любую попытку нашей собаки без команды пускаться в погоню за всем, что быстро от нас удаляется.
Бросаться вдогонку ее заставляет присущий всем хищникам инстинкт преследования добычи, и, чем быстрее убегает «жертва», тем быстрее гонится за ней собака. Это относится к домашним животным и дичи, к велосипедистам и вообще к людям.

214. Если наша собака разразилась лаем, мы каждый раз обязаны установить его причину.
Членов семьи, соседей по площадке и подъезду она узнает по звукам шагов и не станет оповещать об их приходе или уходе даже в ночное время. Однако любой чужой человек, любой непривычный шорох побуждают ее поднимать тревогу. Поэтому и маленькая собака, которая никогда никого не способна обидеть, может оказаться хорошим сторожем. Если она своим лаем привлечет наше внимание к чему-то, действительно заслуживающему этого, мы обязаны ее похвалить.

215. Мы должны иметь в виду, что некоторые собаки — ужасные притворы.
Прежде всего это относится к таксам. Если мы, например, вытащили у нее из мякоти лапы колючку, она похромает еще немного, пока что-нибудь ее не отвлечет и она об этом деле не забудет. Но стоит нам потом повторно осмотреть лапу и пожалеть собачку, как она тут же снова захромает. И чем больше мы будем трястись над ней, тем более больной будет она притворяться.


ЧУЖАЯ СОБАКА

216. Не следует домогаться дружбы чужой собаки.
Посторонний человек, пытающийся уговорами, лакомством или лаской снискать благосклонность чужой собаки, поступает неэтично.

Собаковод не станет этого делать. Поэтому будем считать, что этот совет к нему не относится.

217. При встрече с чужой собакой нужно проявлять осторожность и сдержанность.
Если чужая собака обнюхивает у нас ботинки, брюки или полы пальто, то она, скорее всего, чует запах нашей собственной собаки, а вовсе не выказывает этим нам доверие или преданность. Мы должны сохранять осмотрительность до тех пор, пока не узнаем ее характер.

218. Попытка погладить чужую собаку — обыкновенное сумасбродство.
Многие собаки, стоит только постороннему человеку попытаться их погладить, тут же отбрасывают прочь мнимое добродушие. Они злобно рычат, а бывает, что и вцепятся зубами.

219. Когда встречаются знакомых собаковода, то чаще всего у них возникает желание не только похвалить собаку приятеля, но и погладить.
Но этого делать не надо, чтобы не возбудить ревность собственной собаки и не спровоцировать

драку. Даже если собаки дружат между собой, все равно это не безопасно.

220. Взять на себя обязанности по уходу за чужой собакой можно лишь в том случае, если мы хорошо знакомы с ней и с ее хозяином.
У каждой собаки свой характер и свои особенности поведения, которые нужно знать и принимать в расчет. Нельзя забывать, что если мы взяли на себя временную заботу о собаке, мы также взяли на себя и ответственность за ее поведение.

221. Тот, кто берет на себя обязанность ухаживать за чужой собакой, должен заранее убедиться, что договор о гарантийном страховании еще не утратил своей силы.
За какие-то проступки собаки пострадавшие могут предъявить требования о возмещении ущерба, против которых ухаживающий также должен быть застрахован.

222. Если собака ощетинилась, заложила уши назад, оскалила зубы и смотрит искоса, значит, она настроена недоверчиво, а может быть, даже агрессивно.
Если это чужая собака, нам необходимо медленно отступить, а

с нашей собственной — ничему подобному не должно быть места.

Copyright MyCorp © 2016